Multilingual Folk Tale Database


Сказка об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке (Александр Афанасьев)

Tsarevich Ivan and Grey Wolf Сказка об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке
Irina Zheleznova Александр Афанасьев
English Russian

Once upon a time there was a Tsar named Berendei, and he had three sons, the youngest of whom was called Ivan.
Now the Tsar had a beautiful garden with an apple-tree in it that bore golden apples.
One day the Tsar found that somebody was visiting his garden and stealing his golden apples. The Tsar was very unhappy about this. He sent watchmen into the garden, but they were unable to catch the thief.
The Tsar was so grieved that he would not touch food or drink. His sons tried to cheer him.
"Do not grieve, Father dear," they said, "we shall keep watch over the garden ourselves."
Said the eldest son: "Today it is my turn to keep watch." And he went into the garden. He walked about for a long time but saw no one, so he flung himself down on the soft grass and went to sleep.
In the morning the Tsar said to him:
"Come, now, have you brought me good news? Have you discovered who the thief is?"
"No, Father dear. That the thief was not there I am ready to swear. I did not close my eyes all night, but I saw no one."
On the following night the middle son went out to keep watch, and he, too, went to sleep and in the morning said he had seen no one.
It was now the youngest son's turn to go and keep watch. Tsarevich Ivan went to watch his father's garden and he did not dare so much as to sit down, let alone lie down. If he felt that he was getting sleepy, he would wash his face in dew and become wide awake again.
Half the night passed by, and all of a sudden what should he see but a light shining in the garden. Brighter and brighter it grew, and it lit up everything around. Tsarevich Ivan looked, and there in the apple-tree he saw the Fire-Bird pecking at the golden apples.
Tsarevich Ivan crept up to the tree and caught the bird by the tail. But the Fire-Bird broke free of his grasp and flew away, leaving a feather from its tail in his hand.
In the morning Tsarevich Ivan went to his father.
"Well, my son, have you caught the thief?" asked the Tsar.
"No, Father," said Tsarevich Ivan, "I have not caught him, but I have discovered who he is. See, he sends you this feather as a keepsake. The Fire-Bird is the thief, Father."
The Tsar took the feather, and from that time he became cheerful again and began to eat and drink. But one fine day he fell to thinking about the Fire-Bird and, calling his sons to his side, said:
"My dear sons, I would have you saddle your trusty steeds and set out to see the wide world. If you search in all its far corners, perhaps you will come upon the Fire-Bird."
The sons bowed to their father, saddled their trusty steeds and set out. The eldest son took one road, the middle son another, and Tsarevich Ivan a third.
Whether Tsarevich Ivan was long on the way or not, no one can say, but one day, it being summer and very warm, he felt so tired that he got off his horse and, binding its feet so that it could not go very far, lay down to rest.
Whether he slept for a long time or a little time nobody knows, but when he woke up he found that his horse was gone. He went to look for it, he walked and he walked, and at last he found its remains: nothing but bones, picked clean. Tsarevich Ivan was greatly grieved. How could he continue on his journey without a horse?
"Ah, well," he thought, "it cannot be helped, and I must make the best of it."
And he went on on foot. He walked and walked till he was so tired that he was ready to drop. He sat down on the soft grass, and he was very sad and woebegone. Suddenly, lo and behold! who should come running up to him but Grey Wolf.
"Why are you sitting here so sad and sorrowful, Tsarevich Ivan?" asked Grey Wolf.
"How can I help being sad, Grey Wolf! I have lost my trusty steed."
"It was I who ate up your horse, Tsarevich Ivan. But I am sorry for you. Come, tell me, what are you doing so far from home and where are you going?"
"My father has sent me out into the wide world to seek the Fire- Bird."
"Has he now? Well, you could not have reached the Fire-Bird on that horse in three years. I alone know where it lives. So be it—since I have eaten up your horse, I shall be your true and faithful servant. Get on my back and hold fast."
Tsarevich Ivan got on his back and Grey Wolf was off in a flash. Blue lakes skimmed past ever so fast, green forests swept by in the wink of an eye, and at last they came to a castle with a high wall round it.
"Listen carefully, Tsarevich Ivan," said Grey Wolf, "and remember what I say. Climb over that wall. You have nothing to fear—we have come at a lucky hour, all the guards are sleeping. In a chamber within the tower you will see a window, in that window hangs a golden cage, and in that cage is the Fire-Bird. Take the bird and hide it in your bosom, but mind you do not touch the cage!"
Tsarevich Ivan climbed over the wall and saw the tower with the golden cage in the window and the Fire-Bird in the cage. He took the bird out and hid it in his bosom, but he could not tear his eyes away from the cage.
"Ah, what a handsome golden cage it is!" he thought longingly. "How can I leave it here!"
And he forgot all about the Wolf's warning. But the moment he touched the cage, a hue and cry arose within the castle—trumpets began to blow, drums began to beat, and the guards woke up, seized Tsarevich Ivan and marched him off to Tsar Afron.
"Who are you and whence do you hail?" Tsar Afron demanded angrily.
"I am Tsarevich Ivan, son of Tsar Berendei."
"Fie, shame on you! To think of the son of a tsar being a thief!" "Well, you should not have let your bird steal apples from our
garden."
"If you had come and told me about it in an honest way, I would
have made you a present of the Bird out of respect for your father, Tsar Berendei. But now I shall spread the ill fame of your family far and wide. Or no—perhaps I will not, after all. If you do what I tell you, I shall forgive you. In a certain tsardom there is a Tsar named Kusman and he has a Horse with a Golden Mane. Bring me that Horse and I will make you a gift of the Fire-Bird and the cage besides."
Tsarevich Ivan felt very sad and crestfallen, and he went back to Grey Wolf.
"I told you not to touch the cage," said the Wolf. "Why did you not heed my warning?"
"I am sorry, Grey Wolf, please forgive me."
"You are sorry, are you ? Oh, well, get on my back again. I gave my word, and I must not go back on it. A truth that all good folk accept is that a promise must be kept."
And off went Grey Wolf with Tsarevich Ivan on his back. Whether they travelled for a long or a little time nobody knows, but at last they came to the castle where the Horse with the Golden Mane was kept.
"Climb over the wall, Tsarevich Ivan, the guards are asleep," said Grey Wolf. "Go to the stable and take the Horse, but mind you do not touch the bridle."
Tsarevich Ivan climbed over the castle wall and, all the guards being asleep, he went to the stable and caught Golden Mane. But he could not help picking up the bridle—it was made of gold and set with precious stones—a fitting bridle for such a horse.
No sooner had Tsarevich Ivan touched the bridle than a hue and cry was raised within the castle. Trumpets began to blow, drums began to beat, and the guards woke up, seized Tsarevich Ivan and marched him off to Tsar Kusman.
"Who are you and whence do you hail?" the Tsar demanded.
"I am Tsarevich Ivan."
"A tsar's son stealing horses! What a foolish thing to do! A
common peasant would not stoop to it. But I shall forgive you, Tsarevich Ivan, if you do what I tell you. Tsar Dalmat has a daughter named Yelena the Fair. Steal her and bring her to me, and I shall make you a present of my Horse with the Golden Mane and of the bridle besides."
Tsarevich Ivan felt more sad and crestfallen than ever, and he went back to Grey Wolf.
"I told you not to touch the bridle, Tsarevich Ivan!" said the Wolf. "Why did you not heed my warning?"
"I am sorry, Grey Wolf, please forgive me."
"Being sorry won't do much good. Oh, well, get on my back again."
And off went Grey Wolf with Tsarevich Ivan. By and by they came to the tsardom of Tsar Dalmat, and in the garden of his castle Yelena the Fair was strolling with her women and maids.
"This time I shall do everything myself," said Grey Wolf. "You go back the way we came and I will soon catch up with you."
So Tsarevich Ivan went back the way he had come, and Grey Wolf jumped over the wall into the garden. He crouched behind a bush and peeped out, and there was Yelena the Fair strolling about with all her women and maids. After a time she fell behind them, and Grey Wolf at once seized her, tossed her across his back, jumped over the wall and took to his heels.
Tsarevich Ivan was walking back the way he had come, when all of a sudden his heart leapt with joy, for there was Grey Wolf with Yelena the Fair on his back! "You get on my back too, and be quick about it, or they may catch us," said Grey Wolf.
Grey Wolf sped down the path with Tsarevich Ivan and Yelena the Fair on his back. Blue lakes skimmed past ever so fast, green forests swept by in the wink of an eye. Whether they were long on the way or not nobody knows, but by and by they came to Tsar Kusman's tsardom.
"Why are you so silent and sad, Tsarevich Ivan?" asked Grey Wolf.
"How can I help being sad, Grey Wolf! It breaks my heart to part with such loveliness. To think that I must exchange Yelena the Fair for a horse!"
"You need not part with such loveliness, we shall hide her somewhere. I will turn myself into Yelena the Fair and you shall take me to the Tsar instead."
So they hid Yelena the Fair in a hut in the forest, and Grey Wolf turned a somersault, and was at once changed into Yelena the Fair. Tsarevich Ivan took him to Tsar Kusman, and the Tsar was delighted and thanked him over and over again.
"Thank you for bringing me a bride, Tsarevich Ivan," said he. "Now the Horse with the Golden Mane is yours, and the bridle too."
Tsarevich Ivan mounted the horse and went back for Yelena the Fair. He put her on the horse's back and away they rode!
Tsar Kusman held a wedding and feast to celebrate it and he feasted the whole day long, and when bedtime came he led his bride into the bedroom. But when he got into bed with her what should he see but the muzzle of a wolf instead of the face of his young wife! So frightened was the Tsar that he tumbled out of bed, and Grey Wolf sprang up and ran away.
He caught up with Tsarevich Ivan and said:
"Why are you sad, Tsarevich Ivan?"
"How can I help being sad! I cannot bear to think of exchanging
the Horse with the Golden Mane for the Fire-Bird."
"Cheer up, I will help you," said the Wolf.
Soon they came to the tsardom of Tsar Afron.
"Hide the horse and Yelena the Fair," said the Wolf. "I will turn
myself into Golden Mane and you shall take me to Tsar Afron."
So they hid Yelena the Fair and Golden Mane in the woods, and Grey Wolf turned a somersault and was changed into Golden Mane.
Tsarevich Ivan led him off to Tsar Afron, and the Tsar was delighted and gave him the Fire-Bird and the golden cage too. -
Tsarevich Ivan went back to the woods, put Yelena the Fair on Golden Mane's back and, taking the golden cage with the Fire-Bird in it, set off homewards.
Meanwhile Tsar Afron had the gift horse brought to him, and he was just about to get on its back when it turned into a grey wolf. So frightened was the Tsar that he fell down where he stood, and Grey Wolf ran away and soon caught up with Tsarevich Ivan.
"And now I must say good-bye," said he, "for I can go no farther."
Tsarevich Ivan got off the horse, bowed low three times, and thanked Grey Wolf humbly.
"Do not say good-bye for good, for you may still have need of me," said Grey Wolf.
"Why should I need him again?" thought Tsarevich Ivan. "All my wishes have been fulfilled."
He got on Golden Mane's back and rode on with Yelena the Fair and the Fire-Bird. By and by they reached his own native land, and Tsarevich Ivan decided to stop for a bite to eat. He had a little bread with him, so they ate the bread and drank fresh water from the spring, and then lay down to rest.
No sooner had Tsarevich Ivan fallen asleep than his brothers came riding up. They had been to other lands in search of the Fire-Bird, and were now coming home empty-handed.
When they saw that Tsarevich Ivan had got everything, they said: "Let us kill our brother Ivan, for then all his spoils will be ours." And with that they killed Tsarevich Ivan. Then they got on Golden
Mane's back, took the Fire-Bird, seated Yelena the Fair on a horse and said:
"See that you say not a word about this at home!"
So there lay Tsarevich Ivan on the ground, with the ravens circling over his head. All of a sudden who should come running but Grey Wolf. He ran up and he seized a raven and her fledgling.
"Fly and fetch me dead and living water, Raven," said the Wolf. "If you do, I shall let your nestling go."
The Raven flew off—what else could she do?—while the Wolf held her fledgling. Whether a long time passed by or a little time nobody knows, but at last she came back with the dead and living water. Grey Wolf sprinkled the dead water on Tsarevich Ivan's wounds, and the wounds healed. Then he sprinkled him with the living water, and Tsarevich Ivan came back to life.
"Oh, how soundly I slept!" said he.
"Aye," said Grey Wolf, "and but for me you would never have wakened. Your own brothers killed you and took away all your treasures. Get on my back, quick."
They went off in hot pursuit, and they soon caught up the two brothers, and Grey Wolf tore them to bits and scattered the bits over the field.
Tsarevich Ivan bowed to Grey Wolf and took leave of him for good.
He rode home on the Horse with the Golden Mane, and he brought his father the Fire-Bird and himself a bride—Yelena the Fair.
Tsar Berendei was overjoyed and asked his son all about everything. Tsarevich Ivan told him how Grey Wolf had helped him, and how his brothers had killed him while he slept and Grey Wolf had torn them to bits.
At first Tsar Berendei was sorely grieved, but he soon got over it. And Tsarevich Ivan married Yelena the Fair and they lived together in health and cheer for many a long and prosperous year.

Сказка об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке

В некотором было царстве, в некотором государстве был-жил царь, по имени Выслав Андронович. У него было три сына-царевича: первый — Димитрий-царевич, другой — Василий-царевич, а третий — Иван-царевич. У того царя Выслава Андроновича был сад такой богатый, что ни в котором государстве лучше того не было; в том саду росли разные дорогие деревья с плодами и без плодов, и была у царя одна яблоня любимая, и на той яблоне росли яблочки все золотые. Повадилась к царю Выславу в сад летать жар-птица; на ней перья золотые, а глаза восточному хрусталю подобны. Летала она в тот сад каждую ночь и садилась на любимую Выслава-царя яблоню, срывала с нее золотые яблочки и опять улетала. Царь Выслав Андронович весьма крушился о той яблоне, что жар-птица много яблок с нее сорвала; почему призвал к себе трех своих сыновей и сказал им: «Дети мои любезные! Кто из вас может поймать в моем саду жар-птицу? Кто изловит ее живую, тому еще при жизни моей отдам половину царства, а по смерти и все». Тогда дети его царевичи возопили единогласно: «Милостивый государь-батюшка, ваше царское величество! Мы с великою радостью будем стараться поймать жар-птицу живую».

На первую ночь пошел караулить в сад Димитрий-царевич и, усевшись под ту яблонь, с которой жар-птица яблочки срывала, заснул и не слыхал, как та жар-птица прилетала и яблок весьма много ощипала. Поутру царь Выслав Андронович призвал к себе своего сына Димитрия-царевича и спросил: «Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?» Он родителю своему отвечал: «Нет, милостивый государь-батюшка! Она эту ночь не прилетала». На другую ночь пошел в сад караулить жар-птицу Василий-царевич. Он сел под ту же яблонь и, сидя час и другой ночи, заснул так крепко, что не слыхал, как жар-птица прилетала и яблочки щипала. Поутру царь Выслав призвал его к себе и спрашивал: «Что, сын мой любезный, видел ли ты жар-птицу или нет?» — «Милостивый государь-батюшка! Она эту ночь не прилетала».

На третью ночь пошел в сад караулить Иван-царевич и сел под ту же яблонь; сидит он час, другой и третий — вдруг осветило весь сад так, как бы он многими огнями освещен был: прилетела жар-птица, села на яблоню и начала щипать яблочки. Иван-царевич подкрался к ней так искусно, что ухватил ее за хвост; однако не мог ее удержать: жар-птица вырвалась и полетела, и осталось у Ивана-царевича в руке только одно перо из хвоста, за которое он весьма крепко держался. Поутру лишь только царь Выслав от сна пробудился, Иван-царевич пошел к нему и отдал ему перышко жар-птицы. Царь Выслав весьма был обрадован, что меньшому его сыну удалось хотя одно перо достать от жар-птицы. Это перо было так чудно и светло, что ежели принесть его в темную горницу, то оно так сияло, как бы в том покое было зажжено великое множество свеч. Царь Выслав положил то перышко в свой кабинет как такую вещь, которая должна вечно храниться. С тех пор жар-птица не летала в сад.

Царь Выслав опять призвал к себе детей своих и говорил им: «Дети мои любезные! Поезжайте, я даю вам свое благословение, отыщите жар-птицу и привезите ко мне живую; а что прежде я обещал, то, конечно, получит тот, кто жар-птицу ко мне привезет». Димитрий и Василий царевичи начали иметь злобу на меньшего своего брата Ивана-царевича, что ему удалось выдернуть у жар-птицы из хвоста перо; взяли они у отца своего благословение и поехали двое отыскивать жар-птицу. А Иван-царевич также начал у родителя своего просить на то благословения. Царь Выслав сказал ему: «Сын мой любезный, чадо мое милое! Ты еще молод и к такому дальнему и трудному пути непривычен; зачем тебе от меня отлучаться? Ведь братья твои и так поехали. Ну, ежели и ты от меня уедешь, и вы все трое долго не возвратитесь? Я уже при старости и хожу под богом; ежели во время отлучки вашей господь бог отымет мою жизнь, то кто вместо меня будет управлять моим царством? Тогда может сделаться бунт или несогласие между нашим народом, а унять будет некому; или неприятель под наши области подступит, а управлять войсками нашими будет некому». Однако сколько царь Выслав ни старался удерживать Ивана-царевича, но никак не мог не отпустить его, по его неотступной просьбе. Иван-царевич взял у родителя своего благословение, выбрал себе коня и поехал в путь, и ехал, сам не зная, куды едет.

Едучи путем-дорогою, близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, наконец приехал он в чистое поле, в зеленые луга. А в чистом поле стоит столб, а на столбу написаны эти слова: «Кто поедет от столба сего прямо, тот будет голоден и холоден; кто поедет в правую сторону, тот будет здрав и жив, а конь его будет мертв; а кто поедет в левую сторону, тот сам будет убит, а конь его жив и здрав останется». Иван-царевич прочел эту надпись и поехал в правую сторону, держа на уме: хотя конь его и убит будет, зато сам жив останется и со временем может достать себе другого коня. Он ехал день, другой и третий — вдруг вышел ему навстречу пребольшой серый волк и сказал: «Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! Ведь ты читал, на столбе написано, что конь твой будет мертв; так зачем сюда едешь?» Волк вымолвил эти слова, разорвал коня Ивана-царевича надвое и пошел прочь в сторону.

Иван-царевич вельми сокрушался по своему коню, заплакал горько и пошел пеший. Он шел целый день и устал несказанно и только что хотел присесть отдохнуть, вдруг нагнал его серый волк и сказал ему: «Жаль мне тебя, Иван-царевич, что ты пеш изнурился; жаль мне и того, что я заел твоего доброго коня. Добро! Садись на меня, на серого волка, и скажи, куда тебя везти и зачем?» Иван-царевич сказал серому волку, куды ему ехать надобно; и серый волк помчался с ним пуще коня и чрез некоторое время как раз ночью привез Ивана-царевича к каменной стене не гораздо высокой, остановился и сказал: «Ну, Иван-царевич, слезай с меня, с серого волка, и полезай через эту каменную стену; тут за стеною сад, а в том саду жар-птица сидит в золотой клетке. Ты жар-птицу возьми, а золотую клетку не трогай; ежели клетку возьмешь, то тебе оттуда не уйти будет: тебя тотчас поймают!» Иван-царевич перелез через каменную стену в сад, увидел жар-птицу в золотой клетке и очень на нее прельстился. Вынул птицу из клетки и пошел назад, да потом одумался и сказал сам себе: «Что я взял жар-птицу без клетки, куда я ее посажу?» Воротился и лишь только снял золотую клетку — то вдруг пошел стук и гром по всему саду, ибо к той золотой клетке были струны приведены. Караульные тотчас проснулись, прибежали в сад, поймали Ивана-царевича с жар-птицею и привели к своему царю, которого звали Долматом. Царь Долмат весьма разгневался на Ивана-царевича и вскричал на него громким и сердитым голосом: «Как не стыдно тебе, младой юноша, воровать! Да кто ты таков, и которыя земли, и какого отца сын, и как тебя по имени зовут?» Иван-царевич ему молвил: «Я есмь из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иван-царевич. Твоя жар-птица повадилась к нам летать в сад по всякую ночь, и срывала с любимой отца моего яблони золотые яблочки, и почти все дерево испортила; для того послал меня мой родитель, чтобы сыскать жар-птицу и к нему привезть». — «Ох ты, младой юноша, Иван-царевич, — молвил царь Долмат, — пригоже ли так делать, как ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе жар-птицу честию отдал; а теперь хорошо ли будет, когда я разошлю во все государства о тебе объявить, как ты в моем государстве нечестно поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу — съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство, и достанешь мне от царя Афрона коня златогривого, то я тебя в твоей вине прощу и жар-птицу тебе с великою честью отдам; а ежели не сослужишь этой службы, то дам о тебе знать во все государства, что ты нечестный вор». Иван-царевич пошел от царя Долмата в великой печали, обещая ему достать коня златогривого.

Пришел он к серому волку и рассказал ему обо всем, что ему царь Долмат говорил. «Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! — молвил ему серый волк. — Для чего ты слова моего не слушался и взял золотую клетку?» — «Виноват я перед тобою», — сказал волку Иван-царевич. «Добро, быть так! — молвил серый волк. — Садись на меня, на серого волка; я тебя свезу, куды тебе надобно». Иван-царевич сел серому волку на спину; а волк побежал так скоро, аки стрела, и бежал он долго ли, коротко ли, наконец прибежал в государство царя Афрона ночью. И, пришедши к белокаменным царским конюшням, серый волк Ивану-царевичу сказал: «Ступай, Иван-царевич, в эти белокаменные конюшни (теперь караульные конюхи все крепко спят!) и бери ты коня златогривого. Только тут на стене висит золотая узда, ты ее не бери, а то худо тебе будет». Иван-царевич, вступя в белокаменные конюшни, взял коня и пошел было назад; но увидел на стене золотую узду и так на нее прельстился, что снял ее с гвоздя, и только что снял — как вдруг пошел гром и шум по всем конюшням, потому что к той узде были струны приведены. Караульные конюхи тотчас проснулись, прибежали, Ивана-царевича поймали и повели к царю Афрону. Царь Афрон начал его спрашивать: «Ох ты гой еси, младой юноша! Скажи мне, из которого ты государства, и которого отца сын, и как тебя по имени зовут?» На то отвечал ему Иван-царевич: «Я сам из царства Выславова, сын царя Выслава Андроновича, а зовут меня Иваном-царевичем». — «Ох ты, младой юноша, Иван-царевич! — сказал ему царь Афрон. — Честного ли рыцаря это дело, которое ты сделал? Ты бы пришел ко мне, я бы тебе коня златогривого с честию отдал. А теперь хорошо ли тебе будет, когда я разошлю во все государства объявить, как ты нечестно в моем государстве поступил? Однако слушай, Иван-царевич! Ежели ты сослужишь мне службу и съездишь за тридевять земель, в тридесятое государство, и достанешь мне королевну Елену Прекрасную, в которую я давно и душою и сердцем влюбился, а достать не могу, то я тебе эту вину прощу и коня златогривого с золотою уздою честно отдам. А ежели этой службы мне не сослужишь, то я о тебе дам знать во все государства, что ты нечестный вор, и пропишу все, как ты в моем государстве дурно сделал». Тогда Иван-царевич обещался царю Афрону королевну Елену Прекрасную достать, а сам пошел из палат его и горько заплакал.

Пришел к серому волку и рассказал все, что с ним случилося. «Ох ты гой еси, младой юноша, Иван-царевич! — молвил ему серый волк. — Для чего ты слова моего не слушался и взял золотую узду?» — «Виноват я пред тобою», — сказал волку Иван-царевич. «Добро, быть так! — продолжал серый волк. — Садись на меня, на серого волка; я тебя свезу, куды тебе надобно». Иван-царевич сел серому волку на спину; а волк побежал так скоро, как стрела, и бежал он, как бы в сказке сказать, недолгое время и, наконец, прибежал в государство королевны Елены Прекрасной. И, пришедши к золотой решетке, которая окружала чудесный сад, волк сказал Ивану-царевичу: «Ну, Иван-царевич, слезай теперь с меня, с серого волка, и ступай назад по той же дороге, по которой мы сюда пришли, и ожидай меня в чистом поле под зеленым дубом». Иван-царевич пошел, куда ему велено. Серый же волк сел близ той золотой решетки и дожидался, покуда пойдет прогуляться в сад королевна Елена Прекрасная. К вечеру, когда солнышко стало гораздо опущаться к западу, почему и в воздухе было не очень жарко, королевна Елена Прекрасная пошла в сад прогуливаться со своими нянюшками и с придворными боярынями. Когда она вошла в сад и подходила к тому месту, где серый волк сидел за решеткою, — вдруг серый волк перескочил через решетку в сад и ухватил королевну Елену Прекрасную, перескочил назад и побежал с нею что есть силы-мочи. Прибежал в чистое поле под зеленый дуб, где его Иван-царевич дожидался, и сказал ему: «Иван-царевич, садись поскорее на меня, на серого волка!» Иван-царевич сел на него, а серый волк помчал их обоих к государству царя Афрона. Няньки и мамки и все боярыни придворные, которые гуляли в саду с прекрасною королевною Еленою, побежали тотчас во дворец и послали в погоню, чтоб догнать серого волка; однако сколько гонцы ни гнались, не могли нагнать и воротились назад.

Иван-царевич, сидя на сером волке вместе с прекрасною королевною Еленою, возлюбил ее сердцем, а она Ивана-царевича; и когда серый волк прибежал в государство царя Афрона и Ивану-царевичу надобно было отвести прекрасную королевну Елену во дворец и отдать царю, тогда царевич весьма запечалился и начал слезно плакать. Серый волк спросил его: «О чем ты плачешь, Иван-царевич?» На то ему Иван-царевич отвечал: «Друг мой, серый волк! Как мне, доброму молодцу, не плакать и не крушиться? Я сердцем возлюбил прекрасную королевну Елену, а теперь должен отдать ее царю Афрону за коня златогривого, а ежели ее не отдам, то царь Афрон обесчестит меня во всех государствах». — «Служил я тебе много, Иван-царевич, — сказал серый волк, — сослужу и эту службу. Слушай, Иван-царевич: я сделаюсь прекрасной королевной Еленой, и ты меня отведи к царю Афрону и возьми коня златогривого; он меня почтет за настоящую королевну. И когда ты сядешь на коня златогривого и уедешь далеко, тогда я выпрошусь у царя Афрона в чистое поле погулять; и как он меня отпустит с нянюшками и с мамушками и со всеми придворными боярынями и буду я с ними в чистом поле, тогда ты меня вспомяни — и я опять у тебя буду». Серый волк вымолвил эти речи, ударился о сыру землю — и стал прекрасною королевною Еленою, так что никак и узнать нельзя, чтоб то не она была. Иван-царевич взял серого волка, пошел во дворец к царю Афрону, а прекрасной королевне Елене велел дожидаться за городом. Когда Иван-царевич пришел к царю Афрону с мнимою Еленою Прекрасною, то царь вельми возрадовался в сердце своем, что получил такое сокровище, которого он давно желал. Он принял ложную королевну, а коня златогривого вручил Иван-царевичу. Иван-царевич сел на того коня и выехал за город; посадил с собою Елену Прекрасную и поехал, держа путь к государству царя Долмата. Серый же волк живет у царя Афрона день, другой и третий вместо прекрасной королевны Елены, а на четвертый день пришел к царю Афрону проситься в чистом поле погулять, чтоб разбить тоску-печаль лютую. Как возговорил ему царь Афрон: «Ах, прекрасная моя королевна Елена! Я для тебя все сделаю, отпущу тебя в чистое поле погулять». И тотчас приказал нянюшкам и мамушкам и всем придворным боярыням с прекрасною королевною идти в чистое поле гулять.

Иван же царевич ехал путем-дорогою с Еленою Прекрасною, разговаривал с нею и забыл было про серого волка; да потом вспомнил: «Ах, где-то мой серый волк?» Вдруг откуда ни взялся — стал он перед Иваном-царевичем и сказал ему: «Садись, Иван-царевич, на меня, на серого волка, а прекрасная королевна пусть едет на коне златогривом». Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в государство царя Долмата. Ехали они долго ли, коротко ли и, доехав до того государства, за три версты от города остановились. Иван-царевич начал просить серого волка: «Слушай ты, друг мой любезный, серый волк! Сослужил ты мне много служб, сослужи мне и последнюю, а служба твоя будет вот какая: не можешь ли ты оборотиться в коня златогривого наместо этого, потому что с этим златогривым конем мне расстаться не хочется». Вдруг серый волк ударился о сырую землю — и стал конем златогривым. Иван-царевич, оставя прекрасную королевну Елену в зеленом лугу, сел на серого волка и поехал во дворец к царю Долмату. И как скоро туда приехал, царь Долмат увидел Ивана-царевича, что едет он на коне златогривом, весьма обрадовался, тотчас вышел из палат своих, встретил царевича на широком дворе, поцеловал его во уста сахарные, взял его за правую руку и повел в палаты белокаменные. Царь Долмат для такой радости велел сотворить пир, и они сели за столы дубовые, за скатерти браные; пили, ели, забавлялися и веселилися ровно два дни, а на третий день царь Долмат вручил Ивану-царевичу жар-птицу с золотою клеткою. Царевич взял жар-птицу, пошел за город, сел на коня златогривого вместе с прекрасной королевной Еленою и поехал в свое отечество, в государство царя Выслава Андроновича. Царь же Долмат вздумал на другой день своего коня златогривого объездить в чистом поле; велел его оседлать, потом сел на него и поехал в чистое поле; и лишь только разъярил коня, как он сбросил с себя царя Долмата и, оборотясь по-прежнему в серого волка, побежал и нагнал Ивана-царевича. «Иван-царевич! — сказал он. — Садись на меня, на серого волка, а королевна Елена Прекрасная пусть едет на коне златогривом». Иван-царевич сел на серого волка, и поехали они в путь. Как скоро довез серый волк Ивана-царевича до тех мест, где его коня разорвал, он остановился и сказал: «Ну, Иван-царевич, послужил я тебе довольно верою и правдою. Вот на сем месте разорвал я твоего коня надвое, до этого места и довез тебя. Слезай с меня, с серого волка, теперь есть у тебя конь златогривый, так ты сядь на него и поезжай, куда тебе надобно; а я тебе больше не слуга». Серый волк вымолвил эти слова и побежал в сторону; а Иван-царевич заплакал горько по сером волке и поехал в путь свой с прекрасною королевною.

Долго ли, коротко ли ехал он с прекрасною королевною Еленою на коне златогривом и, не доехав до своего государства за двадцать верст, остановился, слез с коня и вместе с прекрасною королевною лег отдохнуть от солнечного зною под деревом; коня златогривого привязал к тому же дереву, а клетку с жар-птицею поставил подле себя. Лежа на мягкой траве и ведя разговоры полюбовные, они крепко уснули. В то самое время братья Ивана-царевича, Димитрий и Василий царевичи, ездя по разным государствам и не найдя жар-птицы, возвращались в свое отечество с порожними руками; нечаянно наехали они на своего сонного брата Ивана-царевича с прекрасною королевною Еленою. Увидя на траве коня златогривого и жар-птицу в золотой клетке, весьма на них прельстилися и вздумали брата своего Ивана-царевича убить до смерти. Димитрий-царевич вынул из ножон меч свой, заколол Ивана-царевича и изрубил его на мелкие части; потом разбудил прекрасную королевну Елену и начал ее спрашивать: «Прекрасная девица! Которого ты государства, и какого отца дочь и как тебя по имени зовут?» Прекрасная королевна Елена, увидя Ивана-царевича мертвого, крепко испугалась, стала плакать горькими слезами и во слезах говорила: «Я королевна Елена Прекрасная, а достал меня Иван-царевич, которого вы злой смерти предали. Вы тогда б были добрые рыцари, если б выехали с ним в чистое поле да живого победили, а то убили сонного и тем какую себе похвалу получите? Сонный человек — что мертвый!» Тогда Димитрий-царевич приложил свой меч к сердцу прекрасной королевны Елены и сказал ей: «Слушай, Елена Прекрасная! Ты теперь в наших руках; мы повезем тебя к нашему батюшке, царю Выславу Андроновичу, и ты скажи ему, что мы и тебя достали, и жар-птицу, и коня златогривого. Ежели этого не скажешь, сейчас тебя смерти предам!» Прекрасная королевна Елена, испугавшись смерти, обещалась им и клялась всею святынею, что будет говорить так, как ей велено. Тогда Димитрий-царевич с Васильем-царевичем начали метать жребий, кому достанется прекрасная королевна Елена и кому конь златогривый? И жребий пал, что прекрасная королевна должна достаться Василью-царевичу, а конь златогривый Димитрию-царевичу. Тогда Василий-царевич взял прекрасную королевну Елену, посадил на своего доброго коня, а Димитрий-царевич сел на коня златогривого и взял жар-птицу, чтобы вручить ее родителю своему, царю Выславу Андроновичу, и поехали в путь.

Иван-царевич лежал мертв на том месте ровно тридцать дней, и в то время набежал на него серый волк и узнал по духу Ивана-царевича. Захотел помочь ему — оживить, да не знал, как это сделать. В то самое время увидел серый волк одного ворона и двух воронят, которые летали над трупом и хотели спуститься на землю и наесться мяса Ивана-царевича. Серый волк спрятался за куст, и как скоро воронята спустились на землю и начали есть тело Ивана-царевича, он выскочил из-за куста, схватил одного вороненка и хотел было разорвать его надвое. Тогда ворон спустился на землю, сел поодаль от серого волка и сказал ему: «Ох ты гой еси, серый волк! Не трогай моего младого детища; ведь он тебе ничего не сделал». — «Слушай, ворон воронович! — молвил серый волк. — Я твоего детища не трону и отпущу здрава и невредима, когда ты мне сослужишь службу: слетаешь за тридевять земель, в тридесятое государство, и принесешь мне мертвой и живой воды». На то ворон воронович сказал серому волку: «Я тебе службу эту сослужу, только не тронь ничем моего сына». Выговоря эти слова, ворон полетел и скоро скрылся из виду. На третий день ворон прилетел и принес с собой два пузырька: в одном — живая вода, в другом — мертвая, и отдал те пузырьки серому волку. Серый волк взял пузырьки, разорвал вороненка надвое, спрыснул его мертвою водою — и тот вороненок сросся, спрыснул живою водою — вороненок встрепенулся и полетел. Потом серый волк спрыснул Иван-царевича мертвою водою — его тело срослося, спрыснул живою водою — Иван-царевич встал и промолвил: «Ах, куды как я долго спал!» На то сказал ему серый волк: «Да, Иван-царевич, спать бы тебе вечно, кабы не я; ведь тебя братья твои изрубили и прекрасную королевну Елену, и коня златогривого, и жар-птицу увезли с собою. Теперь поспешай как можно скорее в свое отечество; брат твой, Василий-царевич, женится сегодня на твоей невесте — на прекрасной королевне Елене. А чтоб тебе поскорее туда поспеть, садись лучше на меня, на серого волка; я тебя на себе донесу». Иван-царевич сел на серого волка; волк побежал с ним в государство царя Выслава Андроновича, и долго ли, коротко ли, — прибежал к городу. Иван-царевич слез с серого волка, пошел в город и, пришедши во дворец, застал, что брат его Василий-царевич женится на прекрасной королевне Елене: воротился с нею от венца и сидит за столом. Иван-царевич вошел в палаты, и как скоро Елена Прекрасная увидала его, тотчас выскочила из-за стола, начала целовать его в уста сахарные и закричала: «Вот мой любезный жених, Иван-царевич, а не тот злодей, который за столом сидит!» Тогда царь Выслав Андронович встал с места и начал прекрасную королевну Елену спрашивать, что бы такое то значило, о чем она говорила? Елена Прекрасная рассказала ему всю истинную правду, что и как было: как Иван-царевич добыл ее, коня златогривого и жар-птицу, как старшие братья убили его сонного до смерти и как стращали ее, чтоб говорила, будто все это они достали. Царь Выслав весьма осердился на Димитрия и Василья царевичей и посадил их в темницу; а Иван-царевич женился на прекрасной королевне Елене и начал с нею жить дружно, полюбовно, так что один без другого ниже единой минуты пробыть не могли.